Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ptizaGolda

Рыгающие против пердящих

Всё таки я во многом - панк.
Например, я панк в ботинках. Всей обуви предпочитаю высокие шнурованые ботинки Dr. Martens. Я их ношу даже с шёлковыми юбками.

Но речь не о внешности, а о внутренностях. А точнее о газах в пищеварительной системе. У неё два конца, как известно, и газам случается выходить из обоих. Ну не одновременно, хотя, наверное, и такие искуссные организмы бывают, которые научились пердеть и рыгать разом.

Рыгание я не считаю дикарством, оно не вызывает у меня чувства брезгливости, не стесняет меня. Это естественный процесс.
Совершенно нездоровым и противоестественным я считаю его подавление.
Всех кто на меня косится с ужасом и осуждением на лицах я считаю людьми другого лагеря, предпочитающими пердение рыганию.
Ведь газы не испаряются в их желудках, они со стопроцентной вероятностью выйдут из толстого кишечника.

Так что выбирайте, какие газы вам больше нравится.
И если вы решили, что лучше уж рыгать, чем пердеть, то будьте последовательны в своих убеждениях. Рыгайте, дорогие, рыгайте.

Очень хочется узнать, к какому лагерю относитесь вы?

Ответы вроде "я - Человек Завидного Пищеварения!" или "я - Прынцеса!" к рассмотрению не принимаются.
ptizaGolda

Рогатые друзья детства.

Когда мне было лет пять, родители брали меня гулять в парк неподалёку от нашей дачи. Там за бревенчатым забором жили зубры, бизоны и их дети - зубробизоны.
Пока родители умилялись телятами, я залезла в вольер и ходила между ног у гиганских диких быков. Родители мои к тому времени осознали мою необычную связь с животными. За меня они не боялись, а может просто опасались за мной в вольер лезть.
Больше всего мне нравилось гладить и чесать бизонов - рука утопала по локоть в густой бурой шерсти. Рыжие телята тянули ко мне безрогие головы, пахнущие молоком.
Мы тогда часто бывали у зубробизонов.

Мне было шестнадцать, когда я решила навестить друзей детства. Теперь они жили за железным забором. Я недолго думая пролезла под ним и пошла чесать быков за ухом. Бизоны однако, одичав в железной клетке, были немного смущены моим визитом и растерялись сначала. Но я промычала свои дружеские намерения и несколько бизонов медленно подошли и подставили бока на почёс.
Особенно нежен был крупный бык ржавого цвета. Он прикрывал глаза от удовольствия, когда я чесала ему место между ушами и рогами. И вдруг я заметила невдалеке молодую корову. Она приближлась к нам решительно, почти бегом, наклонив голову, рогами вперёд. Я заглянула ей в глаза, сомнений не осталось: в глазах её была ревность! Из ноздрей вырывались клубы пара, а рога были направлены точно на меня. И тут я взлетела в воздух, слушая хруст собственных костей. И повисла.

Наверху я прикидывала, что мне дороже: голова или жопа... Ведь чем то надо было жертвовать при отступлении, подставлять под удар рогов, пролезая под забором на волю. Предпочтение было отдано защите головы. Но бизониха поставила меня аккуратно на землю и даже не заметила, вероятно, как я оказалась по другую сторону забора.

Озеро поблизости было ещё совсем холодным, но и мне надо было остыть. Раздеваясь я поняла, что там на рогах я слышала не хруст собственных костей. Это был хруст рвущейся ткани. Джинсы и трусы были проколоты рогом и расползлись. На моей коже не было ни синяка, ни царапины.
Когда я вбежала в озеро вода почти закипела.

Чему научила меня эта история? Ничему. Я и сейчас могу влезть в вольер к диким животным. Разве что теперь я наверное спрошу разрешения у всех членов семьи дикого животного.